24.06.2016

Рыбная отрасль в сетях проблем

24.06.2016

 Ямал в перспективе может стать серьёзным экспортёром сибирской рыбы. Пока же вылов муксуна и нельмы в арктическом крае запрещён.

 Сегодня на Ямале разрабатывают окружной закон «О рыболовстве, аквакультуре (рыбоводстве) и сохранении водных биологических ресурсов».

Правительство и Законодательное Собрание автономного округа, в бассейне которого сосредоточена добрая треть мировых запасов рыбы ценных сиговых пород, ищут варианты исправления критической ситуации. Если в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов прошлого века здесь насчитывалось до восьми миллионов восьмилетних особей муксуна и 350 тысяч пятилетних особей нельмы, то сейчас их популяция исчисляется лишь десятками тысяч. Причиной тому является чрезвычайно высокая интенсивность промысла в прежние годы. А также безудержное браконьерство и сокращение нерестилищ в связи с загрязнением рек и промышленной добычей песчано-гравийных смесей. Немногим лучше ситуация и в других регионах.

«Чепуха это!»

На парламентских слушаниях в Государственной Думе России, посвящённых развитию отечественного рыбохозяйственного комплекса, отметили: после введения нашей страной запрета на ввоз продовольствия, обвала курса рубля и роста цен потребление рыбы на душу населения снизилось с 22 килограммов в 2013-м до 14 килограммов в 2015-м. Это в полтора раза меньше минимума, рекомендуемого Мин-здравом для здорового потребления. И чем ниже уровень доходов населения (только за прошлый год число россиян, оказавшихся за чертой бедности, выросло на 3,1 миллиона человек — до 19,2 миллиона), тем реже они могут себе позволить даже самую дешёвую и низкосортную рыбу. В результате более чем у 80 процентов россиян Роспотребнадзор фиксирует сегодня дефицит потребления белка.

— Почему так происходит? — ставит вопрос ребром Владимир Кашин, председатель Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии. — Сегодня некоторые придумывают, что у нас многие не хотят есть рыбу. Чепуха это! Просто рыба дорогая очень. Мы не в состоянии обеспечить качественной рыбой наше население.

Накопившиеся проблемы, по признанию парламентария, носят системный институциональный характер. Рыбопромысловый флот, доставшийся России от СССР, сократился с 7 тысяч до 2197 судов. Но и 92 процента из того, что осталось, эксплуатируется с превышением нормативных сроков службы. Проблема с каждым годом усугубляется. За последние пару лет, например, списано 543 рыболовецких судна, на замену им пришло 217, из которых только три российских, остальные куплены за рубежом и отработали на иностранных владельцев по 10-15 лет. На российских же верфях с начала этого века удалось построить лишь 49 судов, и то малотоннажных. Ещё в более тяжёлом состоянии находится инфраструктура — порты, береговая переработка. Одних только холодильников для хранения замороженной рыбы нам необходимо построить вместимостью более полумиллиона тонн.

Серьёзная болевая точка — посреднические и торговые накрутки, которые приводят к удорожанию рыбы в три-четыре раза. Не отстаёт и государство. Минфин за счёт рыбопромышленников рассчитывает подлатать федеральный бюджет, сохранив льготную ставку за пользование водными биоресурсами в размере 15 процентов только для социально значимых организаций. Большинству же ставку поднимут в шесть с лишним раз — до ста процентов. Соответствующие поправки в Налоговый кодекс, уже внесённые в Государственную Думу, увеличат ежегодные поступления в казну с двух до семи миллиардов рублей. Это также не замедлит сказаться на розничных ценах. Не способствуют развитию отрасли и проценты по банковским кредитам.

В загоне находится и аквакультура. Мир ежегодно производит почти 160 миллионов тонн рыбной продукции, из которых 91 миллион тонн живого серебра выращено в естественных и искусственных водоёмах. Наша великая по территории страна с сотнями тысяч озёр и рек в этом мировом объёме аквакультуры занимает 0,16 процента…

— За что сегодня не возьмёшься, везде видишь проблему, везде видишь вопросы, — со вздохом подытожил глава госдумовского комитета.

Браконьерам закон не писан

Марат Абдрахманов, председатель комитета Законодательного Собрания Ямала по развитию агропромышленного комплекса и делам коренных малочисленных народов Севера, добавил в общую картину арктической специфики. Сегодня этот рыбный край обеспечивает себя рыбой и рыбопродуктами примерно на 70 процентов. Причём вылов муксуна, нельмы уже третий год запрещён. Рыбодобывающие предприятия выполняют свои производственные программы за счёт увеличения вылова щуки, язя, налима, плотвы, ряпушки.

Проблем добавляет закостенелость государственной системы квотирования добычи водных биологических ресурсов. Все квоты распределили по конкретным рыбодобывающим предприятиям ещё в 2008-м — на десять лет вперёд. Но за это время ситуация в отрасли кардинально поменялась. Одни фирмы прекратили свою деятельность, другие не в силах освоить выделенные им квоты в силу разных причин. Третьи могли бы добыть и больше — ведь, как заметил Марат Абдрахманов, «рыба прёт». А нельзя! В результате в последние годы квоты на Ямале осваиваются только на 75-80 процентов. В 2015-м вылов составил 8615 тонн. К слову, во время Великой Отечественной ямальцы ежегодно отправляли на фронт до 22,5 тысячи тонн рыбы.

Для более полного освоения уже имеющихся квот депутаты предлагают государству делегировать полномочия по их оперативному перераспределению (по крайней мере, на внутренних водоёмах) непосредственно регионам. Законодательное Собрание Ямала уже направило соответствующее обращение министру сельского хозяйства и добивается внесения изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Особая тема — браконьеры, которые вопреки всем запретам ведут добычу того же муксуна в поистине промышленных масштабах. Незаконной рыбодобыче противостоят сегодня семь государственных структур. Только при участии Нижнеобского территориального управления Федерального агентства по рыболовству за прошлый год было выявлено 198 нарушений. Всего в ходе рейдов на Ямале изъяли пятьдесят тысяч сетей, а браконьерам выписали штрафов на сумму более 7 миллионов рублей. Но ситуация не улучшается.

Выявить браконьеров крайне сложно. Немудрено, что сотрудники ГИБДД то и дело задерживают на трассах машины, перевозящие запрещённого муксуна тоннами. Да и продаётся муксун едва ли не на каждом шагу: продавцы заверяют, что он салехардский, «только вчера выловленный».

— Этот канал необходимо перекрывать, — доказывает с трибуны парламентских слушаний Марат Абдрахманов. — Вот только доказать, что это именно наш муксун, обской, невозможно. Продают его под видом якутского, канадского, у кого какие на момент проверки окажутся документы! Необходимо провести научные исследования по идентификации видов популяции рыб, а они стоят немалых денег. Если не навести порядок и не ограничить торговлю, то никакие запреты на вылов не помогут.

Кроме того, необходимо усовершенствовать Уголовный кодекс, который предусматривает ответственность в виде «штрафа от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы, или иного дохода за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев» лишь при причинении «крупного ущерба». А вот чётких критериев определения величины ущерба при незаконной добыче рыбы нет, что позволяет браконьерам сухими выходить из воды, отделываясь лёгким испугом и конфискацией сетей.

Ямальская форель

Для восстановления былого обилия ямальских рек власти автономного округа всерьёз занялись восстановлением популяции ценных пород рыб. В посёлке Харп на реке Собь правительство региона совместно с газодобывающей компанией «НОВАТЭК» завершают строительство рыборазводного завода. После выхода на проектную мощность он будет выпускать в реки до 158 миллионов штук подрощенной молоди сигов. Буквально пару месяцев назад здесь получили из икринок первые пять миллионов мальков муксуна и 15 миллионов пеляди. Так называемый промышленный возврат эксперты ожидают через семь-восемь лет.

Однако строительством одного рыборазводного завода проблему не решишь. По оценке федерального Госрыбцентра, для восстановления стада необходимо ежегодно выпускать 800 миллионов молоди муксуна и порядка 4,5 миллиарда молоди пеляди. Требуется строительство ещё не менее четырех заводов, подобных харпскому.

Восстановление могло бы пойти гораздо быстрее, если бы стало возможным создание на нерестовых реках автономного округа сети малозатратных инкубационных цехов для подращивания личинок пеляди, щёкура, пыжьяна. Ямал располагает уникальной для нашей страны пойменной системой, где происходят зимовка и откорм рыбы. Однако Минсельхоз своим приказом от 31 января 2015 года запретил зарыбление рек выдержанной личинкой. В связи с чем ямальские парламентарии считают необходимым изменить этот приказ.

Разрабатывают на Ямале и окружной закон «О рыболовстве, аквакультуре (рыбоводстве) и сохранении водных биологических ресурсов».  Законодательное Собрание планирует принять его ближайшей осенью. А со следующего года рыборазведение и рыбоводство в арктическом регионе может получить солидную бюджетную поддержку. В округе уже проходят эксперименты по выращиванию рыбы. В Салехарде, например, недавно создали мини-ферму, рассчитанную на производство 20 тонн осетрины в год. Сельскохозяйственная община «Харампуровская» со второй попытки вырастила в садках на озере Туито первые четыреста килограммов форели. Не хуже норвежской. А вот первое стадо полностью погибло. Подращивают сейчас муксуна, сосьвинскую селёдку и щёкура с нельмой.

Успешный опыт планируют тиражировать. В озёрах Шурышкарского и Тазовского районов уже запланированы предварительные исследования по разведению товарной рыбы.

Занимается округ и обновлением рыболовецкого флота. По заказу ямальского правительства «Тюменьсудокомплект» построил два рефрижераторных промыслово-перерабатывающих судна арктического класса — «Нум» и «Полярная звезда». Они оснащены установками шоковой заморозки и способны разместить в своих холодильных камерах по 200 тонн рыбы.

Общими усилиями, убеждён Марат Абдрахманов, Ямал способен восстановить свои рыбные запасы и кратно нарастить вылов. А соответственно не только накормить себя и всех своих соседей вкуснейшей северной рыбой, но и поставлять её на экспорт. С открытием морского порта Сабетта автономный округ получит кратчайший выход в мировой океан.

 

Владимир Кашин: «Сегодня некоторые придумывают, что у нас многие не хотят рыбу кушать. Чепуха это! Просто рыба дорогая очень. Мы не в состоянии обеспечить качественной рыбой наше население».

Марат Абдрахманов: "Если мы сейчас всерьёз не займёмся защитой и разведением ценных пород рыб, то лет через десять будем показывать нашим детям муксуна на картинках."

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных